full screen background image

Испытания и охота с лабрадором

27

Целью полевых испытаний является выбор лучших производителей, передающих нужные нам рабочие качества своим потомкам. Это возможно, во-первых, лишь при испытаниях одиночной собаки (не филд трайл) с балловой оценкой элементов работы, и, во-вторых, эти качества должны четко отражать наследуемые качества собаки, а не качества, приобретенные в процессе натаски.

Испытания и охота с лабрадором

Фото автора.

Вокруг испытаний ретриверов, а значит и лабрадоров, кинологи всех стран вели и ведут споры, как их правильно испытывать.

Как спаниелей, которые тоже входят в 8-ю группу или сделать свои правила испытаний.

Я считаю, что ретриверам нужны свои правила испытаний.

Нам не нужно слушать безграмотных «зеленых», которые при поддержке МПР и некоторых депутатов Государственной Думы РФ могут лишить нас наших работающих охотничьих собак.

Они пропагандируют бесконтактную натаску собак.

Бесконтактно натасканная на барсука норная собака при первой же охоте сразу погибнет. Многие собаки — борзые, лайки, гончие и др. — наша история, национальное достояние и гордость.

При бесконтактной натаске все эти породы мы просто потеряем. Трудно представить наше собаководство без борзых, гончих и лаек.

«Зеленые» протаскивают закон о бесконтактной натаске собак и аргументируют это тем, что не надо причинять во время натаски боль живому существу.

Когда волк или медведь нападает на живое существо, он не думает о том, что причиняет боль. Надо бы знать нашим законотворцам, что волка развелось у нас столько, что они таскают собак прямо из будок в деревнях.

Борьбу с ними могут вести только соответственно натасканные борзые и гончие. Медведь стал таким, что не боится человека и часто нападает на людей.

Пожелал бы я этим законотворцам встретиться в лесу в двадцати метрах с медведем и увидеть его маленькие злющие глазки. Я однажды оказался в такой ситуации.

Почему «зеленые» против охотников? Потому что здесь легче всего себя проявить. Бороться, например, с бродячими собаками, которые уничтожают все живое, для них слишком сложно. Да и денег на этом не заработаешь.

Им Запад оплачивает борьбу за закрытие весенней охоты в России, чтобы им же больше досталось вальдшнепов и гусей. Ведь на Западе фактически нет никакой нормы отстрела этой дичи. Если мало становится какой-либо птицы в угодьях, у них один ответ: «Виновата Россия».

Нашу природу убивает невежество «зеленых». Их глупость на грани преступления. Инициаторы запретов хотят, чтобы мы выращивали птицу, но сами на нее не охотились. Почему бы им не начать борьбу в Италии, чтобы там не стреляли наших певчих птиц (жаворонков)?

Вся беда в том, что недоучек допустили к решению вопросов, о которых они ничего не знают. Охота — занятие интеллектуалов хотя бы потому, что они, занимаясь этим, знают об окружающем их мире куда больше, чем большинство обывателей («зеленых»).

Есть у народов севера свои жизненные традиции, охоты с собаками и выживания, сложившиеся за многие века.

Кто из депутатов Госдумы, о которых говорится в «РОГ», №№ 48-49, 2017г., что-то сделал для улучшения жизни народов севера? А вот усложнить им жизнь бесконтактной натаской собак они смогли.

Кто из одиннадцати депутатов, предложивших закон о бесконтактной натаске, имеет хоть мало-мальски биологическое образование? Без образования нам уже написали и приняли закон об охоте, который развалил охотничью отрасль.

Почему опять обошли стороной таких ученых, как: В.А. Кузякин, д-р биол. наук, Ю.И. Рожков, д-р биол. наук, М.Д. Перовский, д-р биол. наук, А.Б. Линьков, канд. биол. наук?  Надо понимать так, что дилетанты О.В. Тимофеева и В.В. Бурматов в биологии разбираются лучше, чем ученые.

Да, есть люди, которые жестоко обращаются с животными, но это не охотники. Охотники бережно относятся к природе и животным. Ведите борьбу с жестокими людьми. Я несколько раз видел по телевизору, как дети издеваются, избивают и убивают собак и кошек.

Вот это большое поле для вашей бурной деятельности. Охотники воспитывают в своих детях любовь и уважение к природе и животным. А вы как? Но это трудная работа, и проявить себя здесь трудно. «Зеленые» борются за гранты из Западной Европы.

Они преследуют свой меркантильный интерес. Нужно бы соответствующим органам проверить организации и людей, которые ведут борьбу с нашей охотой, как иностранных агентов, и откуда они получают деньги.

Призываю охотников за «зеленых» и членов Госдумы, выступающих против охотников, на выборах не голосовать. Пусть знают, что нас около двух миллионов, без учета членов их семей и друзей. С охотниками лучше не шутить.

Трудно представить наше собаководство без борзых, гончих и лаек. «Зеленые» могут оставить нас без них. Инициаторы запретов хотят, чтобы мы выращивали птицу, но сами на нее не охотились. В этом случае увеличится прилет в Европу объектов охоты.

В их рядах мы видим и поклонников и эрзац-охоты по выпущенной птице. Для них главное пострелять и настрелять побольше дичи. Сторонники таких мероприятий не думают о сохранении охотничьих качеств легавых, спаниелей и ретриверов.

Любители таких «пострелушек» не брезгуют стрельбой по шумовой или случайно налетевшей птице. Для высококлассной собаки это — самоубийство. Организовывать такую охоту, безусловно, можно, но проводить испытания по выпущенной птице — преступление.

Полевые испытания — это метод определения рабочих качеств охотничьей собаки. Проверка рабочих качеств должна быть максимально простой, формализованной и воспроизводимой.

В последнее время быстро плодятся бессмысленные, безграмотные, а зачастую и бестолковые виды испытаний ретриверов. Большей частью они ничего не добавляют к выяснению племенного значения производителей как носителей племенных качеств.

Теперь обратимся к накопленному опыту организации и проведения испытаний и состязаний ретриверов. Начнем с испытаний на подачу. Это, в основном, дрессура. А нужна ли она охотнику? Да и заниматься ею ему некогда.

Существующие сейчас правила испытаний ретриверов по розыску и подаче битой птицы не отвечают укоренившимся традициям российского охотничьего собаководства, так как по ним можно определить только «профпригодность» лабрадора для выполнения той или иной работы.

Скорее всего, лабрадоров просто нужно тестировать по подаче: принесла или нет. Ведь подача — это только один из элементов работы подружейной собаки.

Испытаниями на подачу у нас предпочитают заниматься в системе РКФ. Испытания на подачу можно организовать в любом Гайд-парке, купив птицу на птичьем рынке.

Такая профанация охоты устраивает руководство РКФ и участников таких испытаний, подавляющее число которых женщины. Для них ружье — ненужный атрибут. Для них лабрадор не охотничья собака, а «душечка», лежащая на диване, но это уже — не лабрадор.

На испытаниях необходимо проверять наследуемые специфические качества лабрадоров. Результат испытаний должен быть однозначным и не зависеть от того, где делается проверка, в Москве или на Камчатке.

Чем сложнее проверка, тем больше вероятность неадекватной оценки проверяемого признака. К наследуемым признакам следует отнести: обоняние, быстроту хода в поиске, правильность поиска, настойчивость (частично передается по наследству).

Постановка и послушание в большей степени наследуются, подача наследуется только в небольшой степени. Проверке всех этих признаков отвечают правила испытаний ретриверов по утке и по болотно-луговой птице.

25 февраля 2015 года в Постановлении № 122 Центральное правление Росохотрыболовсоюза утвердило Правила испытаний ретриверов по утке и признало их основными (профилирующими) при проведении бонитировки наряду с Правилами испытаний на подачу.

Сейчас организаторы испытаний по утке сталкиваются с проблемой нахождения места испытаний с достаточным количеством вольной птицы, удобным для работы комиссии. То, что для лабрадора вода — родная стихия, подтверждается многими его статями.

Правда, некоторые горе-охотники утверждают, что можно проводить испытания по выпускной птице. Особенно сильно пропагандируют охоту на выпущенного фазана. Но выпущенная и вольная птица сильно различаются по повадкам.

Даже если она выпущена весной, а выращена в вольерах. Настоящим охотникам нужно строже относиться к сохранению охотничьих птиц. Приходилось встречаться с людьми, которые на ночь включали манок на перепела, а утром снимали «урожай». После этого в таких местах — пустыня, и ни о каких испытаниях не может быть и речи.

Охотник — это не добытчик. Он должен быть благородным во всех отношениях: воспитанным, честным, бескорыстным и добрым. Такой охотник может прийти с глухариного тока без птицы в рюкзаке, но с песней в душе. Охота — не спорт, не развлечение, а состояние души.

Как же выглядит наша охота с лабрадором? Охота на утку наиболее востребована у нас в России. На утку можно охотиться с собакой и без собаки. Без собаки — 30-40 минут утром и 30-40 минут вечером, а когда начинается линька, то вообще без собаки в угодья можно не ходить. Собаку для охоты на утку нужно заранее готовить и испытывать.

Эти испытания мы чаще всего проводили в «Марково» Владимирской области, «Дорофеево» Московской области и в охотхозяйстве «Озерное» Калужской области. Наиболее интересными и востребованными оказались, конечно, состязания с отстрелом в охотхозяйстве «Озерное». На этих состязаниях собаки могли показать, насколько хорошо они подготовлены к охоте.

Первый раз состязания с отстрелом утки из-под каждой собаки секция «Охотничий ретривер» организовала в 2011 году на территории охотхозяйства «Озерное» Калужской области Мединского района.

Как показал опыт, это совсем не то, что без отстрела. Во-первых, рискнули приехать только охотники. Во-вторых, поведение собаки в такой ситуации совсем другое. Собака как будто нутром чувствует, что если хозяин с ружьем, это значит, они занимаются серьезным делом, а если без ружья, то это — «игрушки».

Для охотничьей собаки очень важно, что она подает ту утку, какую она преследовала в камышах, а ее хозяин подстрелил и дал команду принести ее. В-третьих, подготовка и проведение таких состязаний довольно сложна. Сложнее всего обеспечить достаточное количество дичи на состязаниях последним выступающим собакам.

Преодолеть эту сложность удалось, так как было много выводков. 5-го и 6-го августа 2011 года в «Озерном» выступало 15 собак из Москвы, Московской области, Калужской области, Самары и Ульяновской области. 11 собак получили дипломы разных степеней. На состязаниях 21 и 22 июля 2012 года было уже 17 собак.

Каждый год мы проводили состязания по утке на базе «Марково» МГО ВФСО «Динамо» во Владимирской области, где участвуют всегда не менее от 10 до15 собак. На одном из состязаний в «Марково» отличился Ричард Ян, ВПКОС 1026/99 В.А. Сиротина.

Он, переходя протоку, в 15 метрах от кромки камыша прихватил утку. Быстро доплыл туда и сделал стойку по утке. По команде ведущего стронулся, сделал свечку, чтобы прихватить запах.

По раскачиванию камыша было видно, что утка поплыла и опять затаилась метрах в 10 от собаки. Ричард сделал вторую стойку и по команде ведущего сделал вторую свечку и мощным прыжком выгнал утку на чистую воду.

Великолепная работа! После засушливого лета собакам в «Марково» было работать непросто. Одни утки «профессора» забивались в труднопроходимую, непродуваемую траву. Другие заныривали в камышах и плыли под водой в те камыши, какие собака уже обыскала. Вот так утки «дурили» собак на глазах у комиссии.

Очень хорошо, что приезжают прекрасно работающие собаки, на примере которых участники состязаний видели, чего нужно добиваться и как собака должна работать по утке. Подробные разъяснения и наставления получали владельцы первопольных собак.

В заключение хочется поблагодарить всех участников, приехавших из разных регионов России и в большинстве случаев показавших со своими питомцами достойные результаты.

В Московской области представительные состязания по утке для ретриверов охотничьи общества проводят очень мало, так как трудно найти угодья с достаточным количеством птицы.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *