Неудача

Выполнившую свою задачу разведочную шахту на урановом месторождении закрывают. Оборудование, оставшуюся древесину и пригодные для дальнейших работ механизмы увозят, а все остальное, ненужное, остается под землей.

Неудача

Фото Unsplash

Уходящий на сотни метров в глубину земной коры и представляющий огромную опасность шахтный ствол породой не засыпают, а в нескольких метрах от земной поверхности в нем делается настил из древесины и арматуры.

Все это заливается бетоном, и в результате там образуется весьма прочная пробка, которая намертво сцепляется с каменными стенками ствола.

Сверху ее присыпают каменьями и землей, на которой вскоре вырастает чахлая пустынная растительность.

Вода, постоянно присутствующая в любой шахте, без откачки со временем зальет все ее пустоты, и идущий по этому месту человек или животное даже не подозревает, что под ними заполненная водой бездна.

Стоят в безлюдной степи заброшенные здания с выбитыми стеклами в разрушенных оконных рамах — дырявые крыши, обвалившиеся стены, кругом металлический хлам и обломки кирпичей. Свистит в пустых оконных проемах постоянный в пустыне ветер, скрипят и бряцают наполовину оторванные ржавые листы железа, и ни одного человека в окрестностях. Люди, ау! Вы где?!

Нет печальнее зрелища, чем брошенное людское жилье, или даже не жилье, а служебные апартаменты, где еще совсем недавно крутился калейдоскоп человеческих и трудовых взаимоотношений.

На работавшей ранее шахте с лязганьем и скрипом появлялась из-под земли железная клеть, подвешенная на грузолюдском канате, и выходили оттуда усталые разведчики недр: проходчики, взрывники, электрики, маркшейдеры, бригадиры, геологи, геофизики. Смена меняла смену.

Щедро наделила матушка-природа запасами ископаемого ядерного топлива пустыню. Немилосердно жарит ее поверхность солнце, мерцают на камнях и скалах блики, и в зыбком дрожащем мареве исчезают дали, только табунок верблюдов застыл по брюхо в текущей по раскаленному песку воде, но это вовсе не вода, а всего лишь мираж.

Неудача

фото: fotolia.com

Внизу, в земном чреве, на большой глубине среди пластов бурого угля и залегает столь необходимый стране таинственный уран.

Неподалеку от одной нашей закрытой шахты, из-под большого камня, вытекал просочившийся из подземного водохранилища небольшой ручеек, и стояла лужица не совсем пресной, со слабым горьковатым привкусом, воды. Тем не менее лужа служила водопоем для жителей пустыни волков, сайгаков и птиц — рябков и саджи.

Занимаясь отстрелом степных волков, мы с напарником приехали на шахту, оставили там свои мотоциклы, пришли к роднику и сели, вернее легли, в засидки с расчетом, что серые разбойники скоро придут водички попить. Стаю не раз видели проезжавшие мимо шахты наши геологи, и на мокром песке у родника оказалось много свежих волчьих следов.

Был конец июля. Полдень. Водопой находился от наших засидок в тридцати метрах с наветренной стороны, а сзади, на возвышенности, шахта. Солнце невыносимо пекло наши затылки, но шевелиться, тем более вставать нельзя, волки на подходе к воде очень осторожничают, подолгу осматриваются и не сразу приближаются, впрочем, как и сайгаки. Может, они где- то здесь, неподалеку…

Неожиданно, в сотне метрах за родником, в поле зрения появился волк, за ним идет еще один, следом еще два, небольшие, видимо, волчата. Вдруг сразу все останавливаются и внимательно смотрят в нашу сторону. Неужели что-то заметили?

Гляжу на напарника, вижу, что он прижался к земле, значит их тоже видит. Перевожу взгляд на волков, а их нет… Куда подевались? Недоумеваю, как можно так быстро исчезнуть на ровном месте, хотя колебания струящегося воздуха над горячим песком несколько искажают и скрывают очертания окружающего пространства, но не настолько же, чтобы скрыть силуэты волков…

Через несколько секунд, словно из ниоткуда, появляется волк. Идет медленно, крадучись, и не к роднику, а в сторону от него; следом движутся остальные. Потом все снова остановились. Вижу всех четверых, но стоило отвести взгляд в сторону, волки опять исчезли.

Так здорово маскирует степных душегубов на фоне песка и камней светло-серый с желтизной цвет их летней короткой шерсти. Во время движения волк виден, но стоит ему замереть, он словно растворяется среди пустынного ландшафта.

Неудача

фото: Сергей Тяжлов

Обнаружив что-то подозрительное, волк всегда направляется по кругу на подветренную сторону предполагаемой опасности, чтобы уловить запах. Так случилось и в нашем случае. Еще один раз я успел уходящих зверей увидеть, и на этом наша охота закончилась. Возможно, они увидели мотоциклы, стоявшие у одного из зданий.

Реакция на незнакомый предмет в привычном месте у волков мгновенная, однако такую, казалось бы, мелочь, мы не предусмотрели, не спрятали мотоциклы за зданием, а из мелочей, как известно, неудача и складывается. Стало ясно, что волки нас обнаружили, сегодня они уже не придут и ждать их бесполезно.

Удивила дисциплинированность подрастающих зверенышей. Их поведение совсем не походило на детские шалости, волчата в точности копировали своих родителей, ни разу не позволив себе какие-то вольности. Поэтому и живут до сих пор волки, несмотря на многовековую борьбу с ними.

Вырытые ловчие ямы с наледью, загородки с поросенком внутри, петли, капканы, яды, отстрел с вертолетов, облавы, другие способы и попытки от них избавиться к успеху так и не привели.

Была и у нас не единственная неудача. Однажды мы сидели в засидках тоже у родника, на уступе невысокой скалы с хорошим обзором. После очередной заминки бежавший трусцой к воде матерый волк внезапно остановился, в прыжке мгновенно развернулся и помчался прочь. Видно, вихри воздуха возле скалы нанесло на него наш запах. Сидеть нам надо было внизу, под скалой, а не на скале, позже мы это сообразили, только волк-то ушел.

Как-то поднятый с лежки матерый зверюга, услышав шаги, из зарослей выбежал на горку и, повернувшись ко мне, замер, словно каменное изваяние. Застыл на месте и я. Смотрю на волчару, да сделать ничего не могу, недосягаем он для моего дробовика, хотя и был прекрасно виден на фоне блеклого неба.

Нам с Василием очень не хватало в таких случаях карабина или тройника с нарезным стволом. Хитры и осторожны серые разбойники, а охотиться на волков мы только начинали, и опыта нам тоже не хватало.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *