full screen background image

Охотпользование как система

61

Именно их усилиями охотничья отрасль в 80-х годах прошлого века достигла небывалых успехов. Давала 1% ВВП второй тогда экономики мира и охотились миллионы. Писали о «неправильном» законе об охоте, принятом в 2009 году. Законе, который ликвидировал отрасль. Но «дела» в охотничьей сфере России от этого правильными не стали.

Охотпользование как система

Фото PIXABAY

И наконец, когда «что-то пошло не так», причем настолько «не так», что стало перечеркивать все эти «усилия и небывалые успехи», появился доклад Константина Чуйченко президенту.

На нем В.В. Путин написал — «Согласен». А согласен он был, по сути, с тем, что нужно возвращаться к федеральному отраслевому устройству этого важнейшего вида природопользования. И, следовательно, к национальному контролю этого ресурса.

Сейчас, похоже, ситуация складывается таким образом, что решение по воссозданию отрасли больше нельзя откладывать. Нас опять собрались «смять». И страна стоит перед необходимостью мобилизации — ресурсов, всех тех наших знаний и умений, которые помогут стране и народу выстоять и победить. Но пока во многом стоит «враскорячку». А чтобы «не смяли», надо встать в нормальную бойцовскую стойку.

Что же должно произойти в охотничьем хозяйстве России, чтобы ресурсы охотничьих животных работали на государство и народ, а многомиллионная армия российских охотников опять стала достойным «младшим братом» нашего вечного и главного союзника, армии и флота?

Обратимся с этим вопросом к известным в стране ученым-охотоведам, принимавшим непосредственное участие в становлении той самой отрасли.

Первым, кому мы задали этот вопрос, стал доктор биологических наук, профессор, руководитель секции биоразнообразия Российской академии естественных наук (РАЕН), иркутский охотовед, автор широко известных в России и за рубежом книг по биологии охотничьих птиц Виталий Григорьевич Кривенко.

Редакция

Главохота как отраслевая система выстраивалась на протяжении почти полувека. Выстраивалась прирастанием необходимого системе функционала, связанного с опромышлением охотничьих животных и, кстати, неохотничьих тоже.

Прирастанием охотничьей науки, в первую очередь в биологической ее части. И через успехи в этом выстраивании. Они помогли решить огромное количество проблем и преодолеть, увы, традиционное в России сопротивление чиновничества. А успехи, прежде всего в охотничьей науке, были очевидные.

Однако к концу 90-х годов прошлого века от многофункциональной системы мало что осталось. Кульминационным моментом деградации охотничьего хозяйства нашей страны явилась передача права пользования животным миром в субъекты РФ.

В этой акции Федеральная власть забыла про свою роль гаранта по обязательствам обеспечения здоровой природной среды, частью которой является сохранение животного мира, предписанное Конституцией РФ.

Можно вспомнить и об обязательствах по международным конвенциям в части сохранения биологического разнообразия и др. Хотя в настоящее время национальные интересы должны быть в приоритете.

Охотпользование как система

фото: Fotolia.com

Отданы были в субъекты РФ и полномочия по контролю за животным миром. В связи с тем что это очевидное федеральное обязательство, была принята оговорка — за выполнение этих функций субъекты РФ получат специальные финансирования — субвенции (впоследствии оказалось, что эти субвенции мизерны).

В общем, политика федеральной власти действовала по принципу известной сказки «Бери мое добро и горе-злосчастье в придачу». Да и как могло быть иначе — охотничье хозяйство как отрасль оказалось обременительным довеском — сначала Минсельхоза РФ, а уже после передачи в Минприроды РФ — тем более.

Формально подразумевалось, что в системе Минприроды РФ контроль за эффективной охраной, мониторингом и рациональным использованием охотничьих ресурсов будет осуществлять Росприроднадзор РФ.

Но у этой почтенной структуры объем обязательств по контролю за состоянием окружающей среды, особенно в связи с недропользованием, калейдоскопически огромен — где уж тут заниматься еще и «охотниками».

Еще интереснее поступили субъекты РФ — охотничьи угодья стали продаваться «с молотка», через аукционы — кто больше заплатит за долгосрочную аренду того или иного охотничьего участка. Эта ситуация особенно болезненно сказалась в европейской части страны — общества охотников, основной пользователь охотничьих ресурсов от народа, лишился значительной части своих охотугодий.

Лучшие охотучастки скупали «серьезные люди» от капитала, ведь им выложить 5–7 млн рублей за участок ничего не стоило. В этом аукционном угаре часто забывали и о нормативе — 30% охотугодий должны были оставаться общедоступными.

Охотпользование как система

фото: Бориса Мартемьянова

Но вернемся к упомянутому сказочному сюжету «Бери мое добро и горе-злосчастье в придачу» — региональные власти, в сущности, переложили почти все обязанности по охране, воспроизводству и мониторингу на охотпользователей.

Ну, конечно, региональные власти, в меру своих скромных возможностей, создали органы контроля за охотпользователями, а также контроля в общедоступных охотничьих угодьях.

А общегосударственная стратегия по рациональному использованию и охране охотничьих ресурсов или по ведению охотничьего хозяйства просто растворилась, а с ней и четкие действия по обязательствам федеральной власти, предписанные Конституцией РФ, задачами по оптимизации использования мигрирующих охотничьих животных.

О современном уровне ведения охотничьего хозяйства сказать нечего — оно на крайне низком уровне. В вузах специализация по охотоведению давно вымарана, практически не проводятся семинары среди егерского состава.

Наступил, как говорят, «момент истины» — что же делать? Прежде всего, необходимо ответить на вопрос — в чем же ценность охотничьих ресурсов, каково назначение охотничьего хозяйства в современных условиях?

Ценность пушнины — в прошлом, роль охотничьей продукции в решении продовольственных вопросов — не столь велика. Что же остается — утеха охотой тех самых «серьезных людей», которые забрали лучшие охотугодья и продолжают навязывать микроскопическому департаменту охоты Минприроды РФ свои «пожелания», такие, например, как акклиматизация белохвостого оленя, вида, подверженного вирусным заболеваниям, или отмена внутрихозяйственного охотустройства? Конечно же, нет.

На первое место выходит то, что принято считать одним из приоритетов государства — ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ.

Охотпользование как система

фото: Fotolia.com

Многие миллионы россиян — охотники, а охота — важнейший фактор здорового образа жизни и в поддержании высокой духовности, которую через охоту нам прививали писатели Тургенев, Аксаков, Арсеньев и многие другие наши духовные наставники.

Для физического и духовного здоровья наше государство тратит огромные средства — это бесплатное медицинское обслуживание, создание инфраструктур для занятия спортом и многое другое. Так не включить ли в эту систему и определенные дотационные мероприятия для охотничьего хозяйства — в первую очередь льготное кредитование, щадящее налогообложение.

А главное — федеральная власть должна вернуться к централизованному управлению охраны и использованию охотничьих ресурсов. За опытом не нужно бежать за океан.

В советское время федеральная структура в ранге министерства — Главохота РСФСР очень хорошо справлялась со своими обязанностями: была эффективна федеральная система управления в каждом субъекте РФ, которая основывалась на фундаментальной научной базе.

Добротно работала государственная служба учета, развивалась охотничья ветеринария, дичеразведение, создавалась огромная сеть охраняемых территорий, прежде всего для охраны мигрирующих охотничьих птиц, ресурсной основы массовой охоты миллионов граждан, отслеживалось социально-экономическое состояние охотничьего сообщества.

Взаимодействие с Росохотрыболовсоюзом, по сути, «министерством» охотников, было организовано на самом высоком уровне и поэтому было достаточно продуктивным. Одним словом — это была СИСТЕМА. Где все элементы теснейшим образом были связаны друг с другом.

Памятуя об обозначенных выше обязательствах федеральной власти по осуществлению сохранения и рациональному использованию охотничьих животных, и как мигрирующего ресурса, и как ценнейших компонент биологического разнообразия, необходимо исправление допущенных ошибок. Пока еще не поздно.

А это — создание федеральной системы управления охотничьим хозяйством на новой стратегической основе — возрождение охотоведческой науки, ведение мониторинга охотничьих ресурсов с применением новейших достижений, усиление подготовки кадров и многое другое.

Все это потребует широкого обсуждения и создания новой законодательно-нормативной базы.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *