Пчелы против меда или о губительности стандартизации сроков охоты

Нормальные охотники выступают против стандартизации сроков охоты. Смысл культурной охоты — сохранение добываемых видов и создание условий для их воспроизводства. Даже там, где такие слова не употребляют, есть запреты на добычу беременных и кормящих самок и явного «неоперившегося» молодняка.

Пчелы против меда или о губительности стандартизации сроков охоты

Фото Lukasz Staskiewicz/wikimedia.org (CC BY-SA 4.0)

На охотничьем языке детенышей разных видов зовут по-разному — «хлопунцы», «поршки», «листопадники», мальки… — но всегда и везде их добыча запрещена.

Еще более жесткий запрет — на добычу беременных и кормящих самок (стыдно убить «гнездарку»).

Он усугубляется нормальной физиологической реакцией человека — противно…

Естественным образом основной, базовый, запрет на добычу беременных и кормящих самок и детенышей перешел и в современные Правила охоты по всему миру.

Первым ограничением сроков охоты является запрет ее производства в сезон размножения и комплексы мер, чтобы исключить изъятие беременных и кормящих самок.

Например, правильно — весенний отстрел селезней при охоте с подсадной, а дикость — стрелять, не выбирая.

Однако есть виды животных, у которых самка от самца внешне не отличается — не выражены у них вторичные половые признаки. Для поддержания таких видов приходится ограничивать сроки охоты, исключая период размножения полностью. Один из них — заяц.

Но мы пошли своим путем. Создано целое министерство, детально регламентирующее Правила охоты — как одеваться, когда заряжать/разряжать оружие, как добывать бурундуков, хомяков и кротов и т.п.

К сожалению, стремясь все предусмотреть, забыли специалисты про биологию. А в ней есть такое понятие, как региональные особенности. Оно работает не только при описании распределения видов, но  и может проявляться в специфических свойствах животных одного вида. Чем шире ареал вида, тем больше вариаций.

Например, представитель пушных ресурсов — красная лисица. В сентябре — октябре сроки линьки в северных регионах позволяют использовать ее мех, а в южных — нет. Поэтому добыча лисицы в это время на севере имеет смысл, а на юге является просто истребительным мероприятием.

Еще одна переменная — период размножения. Заяц-русак — вид, ареал которого простирается от Ладоги до Черного моря, сумел приспособиться и тут и там. Одна из его видовых адаптаций — увеличение длительности периода размножения.

На юге (Ставрополье, Краснодар) беременность у самок отмечена в конце января (что для культурных местных охотников знак прекращения охоты), сведения о встречах зайчат-рукавичек поступают с февраля — и до начала ноября. Принято считать, что там зайчиха успевает родить и выкормить не менее четырех пометов в год.

Именно на такой, удивительно большой, длительности периода размножения основана высокая численность зайцев на юге РФ, хотя, конечно, их реальную плотность и распределение определяет множество других факторов.

Пчелы против меда или о губительности стандартизации сроков охоты

фото: fotolia.com

А что севернее? Средняя полоса РФ — три помета: настовики, колосовики (гречишники), немногие листопадники рождаются, соответственно, в апреле, июне — июле, сентябре. За Ярославлем — два-три помета, там больше беляка, производящего меньшее число пометов, но большей численности (русак 1–4 зайчонка, беляк до 12 зайчат в помете)…

Это означает, что, когда в Средней полосе и севернее рождение зайчат прекратилось, а листопадники перешли на самостоятельное кормление, в южных регионах в поле встречаются и беременные, и лактирующие самки, и, конечно, «рукавички», чья жизнь полностью зависит от материнского молока.

Первооснова правил охоты — проведение ее вне сезона размножения, в сроки, исключающие добычу беременных и кормящих самок и детенышей, оказалась уничтожена приказом № 477 Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Профессиональные охотоведы в период разработки смогли многое изменить. Но жизнь оказалась богаче. И вот от тайги до британских морей установлены единые сроки добычи пушных ресурсов.

Заяц-русак — едва ли не самый распространенный объект охоты. «Зайцу цена — две деньги, а бежать за ним — сто рублей», — шутили охотники в XIX веке. Честных способов охоты на зайца множество: в узерку или с подхода, троплением или по малику, с гончими, с борзыми, с ловчими птицами, из засидки, с загоном или нагоном, цепью, петлями и капканами, коллективно или индивидуально…

К чему приводит установление единых сроков охоты? Собственники охотугодий получили возможность более длительное время (не три, а пять месяцев) получать деньги за путевки. Кто-то из владельцев, несомненно, рад.

Кто не временщик, а хозяин и думает о будущем, пробуют ограничить число претендентов на охоту по пушному — установили оплату за сезонную путевку на пять месяцев почти в 10 раз выше — не 3 тысячи, а 25 тысяч (в редакции есть сведения о конкретных хозяйствах), т.е. решили использовать ограничительные цены для желающих поохотиться в два раза дольше…

Охотники молчат — они уже привыкли, что все решают сверху, «там, в Москве»… Министерства субъектов регионов молчат — приказ спущен «сверху».

Охотник, в отличие от нарушителя и браконьера, не стреляет по птице на гнезде, не бьет кормящих и беременных самок… Он также не хочет отдавать угодья в пользование приезжим владельцам дорогущих карабинов, которым все равно, кого и когда стрелять.

Он еще знает, что за приезжими «крутыми» стрелками в поле потянутся местные шалопаи и бездельники, не имеющие права на охоту, но действующие по системе «им можно, значит и мы в своем праве»…

Стандартизация сроков охоты на всей территории нашей огромной страны противоречит самому Приказу № 477, п. 62. При осуществлении охоты запрещается: 62.1 добыча охотничьих животных, находящихся в бедственном положении, беспомощном состоянии… В бедственном положении оказываются детеныши добытых самок.

Но можно ли утешать себя тем, что не стрелял в новорожденного зайчонка, погибающего после отстрела кормящей самки?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *