full screen background image

Подсадные утки: англосаксы и «герр» с ними

38

Автор этих строк не стал бы возвращаться повторно к критике иностранного происхождения русской подсадной утки, но мой неугомонный оппонент — А. Мананников, чья сварливость соперничает с мутным невежеством, обзавелся еще одним покровителем. Но о грустом позднее…

Подсадные утки: англосаксы и «герр» с ними

фото: Семина Михаила

Я не знаю что это такое…

Мутит грусть мою душу. Увы!

Древней сказки преданье былое

Не выходит из головы.

Г. Гейне

Die Heimkehr (Возвращение домой)

(Собственный перевод)

 

В комментариях к моей предыдущей статье появилось мнение более сдержанного и, надо заметить, более воспитанного А. Стефановича.

 

У меня хранится книга с дарственной надписью А. В. Стефановича «Охота на водоплавающую дичь».

Возможно это один и тот же человек.

И тогда вести предметную и надеюсь, продуктивную дискуссию мне с ним особенно приятно.

Начало полемики по ссылкам:

Подсадные утки: англичане ружья кирпичом не чистят

Подсадные утки: приключения английского сэра в стране дураков

Но сначала вернемся к неугомонному А. Мананникову.

На сей раз, его беспокойная муза в поиске прародины подсадных изменила англосаксам и занесла его в Германию. Поэтому уместно будет обратиться к нему с вежливым «герр».

Хотя первая буква в этом слове по-немецки звучит мягко, как русская «х», прошу не искать в этом слове дурного смысла. В состязаниях по оскорблениям с А. Мананниковым я уступаю ему пальму первенства.

Надо отметить, что уроки от «профанов» возымели некоторый успех. Герр признал, что «охота с подсадной… евразийское достояние».

Он исключил, таким образом, целые континенты Америку и Австралию, а также Британские и Гавайские острова из прародины русских подсадных уток, о чем вместе с предшественниками утверждал ранее.

Похоже, что, закрыв глаза и тыкая пальцем в карту, в поисках этой прародины герр Мананников использует только карту Европы, в то время как существенную часть Евразии занимает некая малоизвестная ему страна «некомпетентных» дикарей.

Итак. Немецкая книга "Нотабилиа венаторис" действительно была взята за основу труда В.А. Лёвшина «Совершенный егерь…».

Где-то в «Нотабилиа…» находит теперь немецкие «корни» русской подсадной утки наш герр, «..подозревая что есть связь с Балтийским миграционным маршрутом, а так же с торговым экономическим союзом "Ганза"» (орфография и стилистика герра).

Кроме того, обнаружение герром "Нотабилиа венаторис" счастливым образом случилось через 3 дня после того, как «обманщик» А.Кулишов рассказал об этой публикации на семинаре 27 марта в охотничьем клубе «Сафари», откуда велась Интернет-трансляция, и где обучались, в том числе, члены КЛОСПИМП, к которым принадлежит и А. Мананников.

Подсадные утки: англосаксы и «герр» с ними

фото: Семина Михаила

Там же А. Кулишов упомянул об ошибке перевода В.А. Лёвшина.

Таким образом, благодаря «зловредному» А. Кулишову наш незадачливый герр узнал о существовании уже целых двух старинных книг! Правда, «Пастернака он не читал, но осуждает»!

Глава 1. Трудности перевода

Итак, герр Мананников в качестве аргумента прародины подсадных уток приводит книгу Notabilia Venatoris («Наставления охотнику» — собств. перевод).

Автор книги Hermann Friedrich von Göchhausen. И тут герру вторит А. Стефанович: «…в основу книги им (Лёвшиным — прим. автора) положен перевод известного немецкого охотника Веймара, коего он "перепел приложа многие пополнения".

Приводим первый лист этой книги и страницу с выходными данными. Как видим, имя автора тут не упомянуто.

Подсадные утки: англосаксы и «герр» с ними

Зато в близком к тексту переводе последнего абзаца на современный русский язык мы можем прочесть: «Опытный читатель, возможно, захочет осудить меня и исправить допущенные мною ошибки. Впрочем, мои намерения доброжелательны и искренни. Подписано. Веймар, 20 января 1710 г.».

Как видит пытливый читатель, речь в данном случае ведется от первого лица, а потом следует «Подписано. Веймар». Тут-то и можно подумать, что это подпись человека с фамилией Веймар.

В те далекие годы еще не сложилась принятая ныне атрибуция книг. Кроме того, «несколько переизданий этой книги вышло анонимно, и Лёвшин ошибочно принял название немецкого города Веймара за фамилию автора».

Конечно, не мудрено даже блестящему знатоку языка в таком случае допустить ошибку.

Глава 2. Ответочка

А вот дальше «примкнувший к герру» А. Стефанович делает неочевидные выводы:

  1. В.А. Левшин был не первым публикатором темы о подсадной утке.

  2. До В.А. Левшина «немецкими издателями, проживающими в России, была опубликована книга, содержащая параграф, посвященный ружейной охоте с круговой уткой».

  3. «К Тульской губернии издатели книги уж точно отношения не имели».

  4. «В этой (немецкой — прим. автора) книге нет указаний на то, что такая охота практиковалась в России».

  5. «Первые сведения о ружейной охоте с подсадной уткой до российских охотников донесли российские немцы».

  6. В тексте в качестве подсадной упоминается "дворовая утка". И далее «и уж тем более (Лёвшин — прим. автора) не имел отношения к "селекционной и племенной работе" с подсадными утками».

  7. «В.А. Левшин никакого отношения к практике ружейной охоты с подсадной уткой в России не имел».

  8. И выносится безапелляционный приговор: «Вся его (В.А. Лёвшина — прим. автора) заслуга… состоит в том, что он опубликовал книгу, в которой было написано, что такая охота существует».

Подсадные утки: англосаксы и «герр» с ними

фото: Семина Михаила

Начнем по порядку:

  1. Книга В.А. Лёвшина с главой о подсадных утках «Совершенный егерь…» увидела свет в 1779 году в издательстве Ивана Глазунова в Санкт-Петербурге. Маловероятно, что Иван Глазунов был «немецким издателем», хотя конечно я его «аусвайса» не видал.

  2. Публикаций «российских немцев» А. Стефанович не приводит. Пока документ не явлен, первенство В.А. Лёвшина считаю неоспоренным.

  3. «К Тульской губернии издатели книги уж точно отношения не имели», а возможно и имели? (см. п. 2). Предъявите доказательства, иначе «это чистая мифология».

  4. Доказательства? (См. п. 2).

  5. Если «российские немцы» что-то «донесли», то в честной полемике стоит дать ссылку на это донесение. А так получается: неизвестные «немецкие издатели», издали неизвестные труды, неизвестных «российских немцев», неизвестно где и когда. При этом А. Стефанович явно имел допуск к этим «секретным материалам», раз берется утверждать, что к Тульской губернии они не имели отношения.

  6. Читаем параграф 37 в книге Лёвшина: «Утки крикуши вырожаются от помеси дворовых уток с дикими кряковными и полу-кряковными селезнями». Далее цитирую работу А. Кулишова «Левшин однозначно указывает на то, что подсадная утка отнюдь не является просто прирученной кряквой (или выведенной из ее яиц, подложенной под домашнюю несушку), а представляет собой, говоря современным языком, вполне самодостаточную селекционную единицу». Где тут А. Стефанович увидел, что Лёвшин имел или не имел личного отношения к "селекционной и племенной работе" с подсадными? К примеру: если Ч. Дарвин описал белую подсадную утку, или обезьян-прародителей человека то, следуя логике, А. Стефановича, он имел отношение к "селекционной и племенной работе" с ними? Мне же кажется, что это вовсе не означает, что великий натуралист вывел их сам. Оставляю этот пассаж на суд читателям.

Продолжу цитату: «В.А. Левшин описывает охоту с крикушей с позиции знатока, упоминая на первый взгляд незначительные, но весьма специфичные детали, что однозначно свидетельствуют о достаточно давних традициях как самой охоты, так и практики выведения специально подготовленных для нее уток.

Например… публицист – не охотовед! – достаточно квалифицированно рассуждает об особенностях предварительного «вынашивания» птицы, т.е. вызаривания подсадной, воспринимая, таким образом, утку не просто как живую приманку, а как полноценную помощницу охотника.

Такой пласт сопутствующей селекционной и охотничьей культуры просто не мог сформироваться мгновенно и потому начало стихийной, но вполне целенаправленной народной селекции подсадной утки следует отнести, вероятнее всего, к первой четверти XVIII столетия».

7. Параграф 37 книги В.А. Лёвшина, где впервые упомянута подсадная утка, называется «О стрельбе селезней на кругу». И речь идет о стрельбе именно из ружья, а не из рогатки, лука, арбалета или духовой трубки.

8. И, наконец, об обещанной грусти! В книге Notabilia Venatoris, где оппонентами обнаружен и «Балтийский миграционный маршрут», и «торговый и экономический союз "Ганза"», и немецкие «корни» русской подсадной утки, ничего этого нет! Найн! Честный немец Гёххаузен (немецкое ö произносится близко к русской «ё») был ландратом (начальником окружного управления) в г. Веймаре и описал ружейную охоту на разные виды диких уток, ровно НИЧЕГО не написав о подсадных. Ферштейн?

Так что В.А. Лёвшин "перепел приложа многия пополнения" и, добавлю, очень и очень «многия». Про подсадных уток так и вовсе всё! Описал то, что видел!

Вероятно, подумают «герры», он взял их из других немецких источников? Весьма возможно! И тут мы снова прибегнем к публикации А. Кулишова: «На момент издания в Российской империи первой такой (охотничьей — прим. автора) книги…в… Германии охотничья и околоохотничья библиография насчитывала уже без малого 500 (!) наименований.

Подсадные утки: англосаксы и «герр» с ними

фото: Семина Михаила

Тем не менее, в таком, поистине, море охотничьей букинистки … при тщательном изучении в ходе аннотирования списков литературы доселе мною не было встречено упоминаний об охоте на селезней, подобных лёвшинскому.

Хотя, разумеется, проведенная проверка пока не может претендовать на исчерпывающую полноту, и, если какому-либо пытливому исследователю удастся обнаружить таковые, я всегда готов первым снять перед ним шляпу».

«В равной степени справедливым видится предположение, что если бы западноевропейская охотничья культура в то же или более раннее время обладала подобными наработками, это непременно нашло бы отражение в соответствующих литературных источниках.

Пока же, за недостатком таковых, приходится вслед за Л.П. Сабанеевым констатировать, что «отечеством и рассадником круговых уток считается Тула». Великий охотничий писатель не анализирует этот факт, но объективно указывает на него как на информацию, не повергавшуюся в то время сомнению.

Тем более примечательно, что человек энциклопедических знаний, владевший основными европейскими языками и широко использовавший зарубежные источники в ходе написания своих работ, никаких упоминаний о чем-то подобном в них не обнаружил. Иначе, можно не сомневаться, не преминул бы упомянуть о таковых.

Поэтому на сегодняшний день нет причин подвергать сомнению факт формирования особой породы подружейной охотничьей птицы, уникального отечественного селекционного достижения в окрестностях Тулы в первой половине XVIII столетия. Как и принято в честной науке, ровно до тех пор, пока не будет аргументировано доказано иное».

И тут я полностью присоединяюсь к мнению моего коллеги! Наши с ним шляпы снять пока не перед кем!

P.S. Автор выражает глубокую благодарность за помощь в переводе выдержек из книги Notabilia Venatoris знатоку старонемецкого языка Марине Камской.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *