Российская охота: дайте время министру

Статью начну словами президента В.В. Путина, сказанными им в «Послании» Федеральному собранию 20.02.2019 г.: «Людей не обманешь. Они остро чувствуют лицемерие, неуважение к себе и любую несправедливость».

Российская охота: дайте время министру

Фото Дмитрия ЩАНИЦЫНА

Наверное, я читателям изрядно поднадоел, рассказывая о наплевательском отношении депутатов Госдумы, Правительства РФ и других чиновников к таким природным богатствам, как охотничьи ресурсы, лес, рыба и морепродукты.

Д. Медведев когда-то сказал пенсионерам: «Денег нет. Но вы там держитесь».

И вдруг сегодня появились в казне свободные триллионы.

Откуда?!

Вот что значит вовремя поменять руководителя Росстата России и подчинить его Минэкономразвития.

По признанию бывшего министра МПР С. Донского, ежегодные убытки от браконьерства 18 млрд руб., за год расхищается леса на 30 млрд.

И вдруг появились триллионы. Вопрос, конечно, интересный. Обещали всем пенсионерам с 01.01.2019 г. прибавить по тысяче рублей. И где эта тысяча? Зачем обманывать людей?

Для населения важно, что реально сделано и как это улучшило их жизнь. Но власти сегодня заняты другими «важными» вопросами, например, а почему бы «охоту» не вернуть в МСХ РФ и что делать с охотбилетом и охотминимумом для пожелавших стать охотниками.

Итак, обо всем по порядку. О переселении охоты в Минсельхоз.

Группа депутатов Госдумы обратилась с письмом к премьер-министру Д. Медведеву с просьбой рассмотреть вопрос, связанный с ликвидацией Департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства МПР, что повлекло за собой большое количество обращений граждан, занимающихся охотой.

Это мы к ним с жалобами косяками пошли? Да пусть не смешат людей! По мнению депутатов, необходимо признать, что «после передачи функций регулирования вопросов охоты в МПР внимания к вопросам организации и регулирования охоты и животного мира стало уделяться намного меньше».

Это что они на себе почувствовали? Противоречия, возникающие между теми, кто борется с заболеваниями в животном мире, и теми, кто занимается регулированием вопросов охоты, негативно отражается на отрасли.

А теперь к сути письма.

«Уважаемый Дмитрий Анатольевич, просим Вас рассмотреть возможность передачи вопросов охоты Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору, а регулирование в ведение Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Это позволит, с одной стороны, ликвидировать межведомственную неэффективность регулирования вопросов борьбы с заболеваниями в животном мире…»

Но охота под ними уже была! Вот так, ни много ни мало передать, и все.

Ни расчетов, ни обоснований, и, заметьте, без учета мнения ученых, биологов-охотоведов и специалистов в этой области — передать, и все.

У меня, как охотника, вопрос к подписантам этого «Обращения»: «Вы хотя бы понимаете, что такое охота и употребленное вами слово «отрасль»? Что же эту самую «отрасль» так и будем гонять из МСХ в МПР и обратно, как мы, детвора, в далекие послевоенные годы за околицей деревни гоняли тряпичный мяч. Где и в каком документе сегодня фигурирует в России охотничья отрасль?

Потрудитесь, господа депутаты, заглянуть в Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД 2004 г.).

Благодаря принятому вами Закону «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», такого вида деятельности, как охотничье хозяйство, в России нет.

Все ясно с самого названия закона, и писали его люди, едва слышавшие кое-что об охоте и ничего об охотничьем хозяйстве.

Российская охота: дайте время министру

Фото Дмитрия ВАСИЛЬЕВА

Охотники давно задаются вопросом, почему депутаты не хотят разработать новый Закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве», упорно пытаются приспособить ныне действующий к сегодняшнему дню.

Теперь вопрос — почему следует воздержаться от такого «переселения»? На мой взгляд, место этой сфере человеческой деятельности в МПР. Объясняю для непонятливых: вопросы леса, воды, охотничьих животных и экологии ­— там. Это раз.

И вторая причина — Д. Кобылкин молодой министр. Ему присущи задор и благородное желание выполнить свою работу, чего мы не наблюдали долгие годы у министра С. Донского.

Я Д. Кобылкина зауважал за сказанные им слова: «Охотничье хозяйство — это вообще отдельное направление. Я человек системный и к вопросу охоты отнесся с точки зрения системного подхода. Предстоит осмыслить и выпустить огромное количество нормативных актов, изменений в законодательство».

Так дайте человеку сделать хотя бы попытку реализовать задуманное!

Чтобы уважаемый читатель не заподозрил меня в подхалимаже, в подтверждение своих слов приведу высказывание всем хорошо известного и уважаемого специалиста в области охоты и охотничьего хозяйства Сергея Матвейчука: «Депутаты — законодатели, их работа — сформулировать такую нормативную матрицу, в которой эффективность государственного управления любой сферой независима от любезности того или иного министра, а структурное подразделение, отвечающее за ту или иную сферу, обладает достаточной самостоятельностью, институциональной автономией. Наши законодатели не способны установить закон, поэтому просят милости (милостивого внимания)».

Тут, думаю, комментарии излишни.

Охотничий билет и охотничий минимум. В Государственно-правовом управлении президента Российской Федерации совместно с Экспертным управлением президента РФ рассмотрен проект Федерального закона «О внесении изменений в ст. 21 «Охотничий билет» закона «Об охоте…».

Согласно законопроекту вместо «ознакомления под роспись с требованиями охотничьего минимума» необходимо пройти проверку (экзамен) на знание этих требований.

Госпожа Л. Брычалова, помощник президента Российской Федерации, в своем письме на имя г-на А. Уварова, заместителя руководителя аппарата президента Российской Федерации отмечает, что эти предложения были отклонены Государственной Думой.

По существу, в законопроекте предлагается без каких-либо достаточных оснований восстановить правовое регулирование отношений, которое действовало до вступления в силу Федерального закона «Об охоте…» 2009 г.

По словам госпожи Л. Брычаловой, к законопроекту имеются обоснованные замечания и предложения Экспертного управления президента Российской Федерации. До устранения указанных недостатков не представляется возможным поддержать законопроект.

Читая все эти отписки (записки), складывается впечатление, что Закон «Об охоте…» — это священная корова, и наши депутаты и чиновники не знают, как к ней подступиться. По этой причине у нас еще долго будут такие охотники, как керченский стрелок.

Чиновники и депутаты Госдумы знают, что до принятия Закона «Об охоте…» охотничьи билеты выдавались в охотобществах. Пожелавший стать охотником должен был год походить в кандидатах. Он участвовал в охотах на птицу, но без оружия, а на копытных ходил только в загон. За это время он должен был изучить охотничий минимум.

Кстати, официально такого документа нет. Его следует разработать. Например, в Военно-охотничьем обществе такой документ имеется, и почему бы его не взять за основу.

После его изучения и при поручительстве не менее трех опытных охотников-ветеранов претендент сдает испытания по правилам охоты, технике безопасности на охоте и обращению с охотничьим оружием.

По утверждению Л. Брычаловой, «испытания носили формальный характер, и по ним выносились немотивированные решения, которые в случае несогласия с ними невозможно было оспорить».

Да полноте, уважаемая г-жа Брычалова! О повторном допуске к испытаниям решение принимал руководитель охотколлектива. Но на моей памяти я такого случая и не припомню. И все это работало! А младореформаторы эти требования признали «утратившими силу», и в Закон «Об охоте…» 2009 г. они не вошли.

Читая документы, выходящие из-под пера наших депутатов и чиновников, с недоумением задаешься вопросом — это что, весеннее обострение у них? Надеюсь, еще скажут свое слово ученые, биологи-охотоведы и рядовые охотники и власти предержащие нас услышат.

Правда, М. Перовский, биолог-охотовед, профессор, доктор биологических наук, поставил диагноз депутатам Госдумы и чиновникам: «У них уши заложило и глаза зашорены».

И все-таки, невзирая на их глухоту и слепоту, мы должны до них достучаться.

Я призываю министра МПР Д. Кобылкина привлечь ученых ВНИИ им. проф. Б.М. Житкова, других ученых, биологов-охотоведов, специалистов охотничьего хозяйства к необходимости разработки абсолютно новой концепции развития охотничьего хозяйства, Закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве», новых «Правил» охоты» и «Охотничьего минимума».

Пусть это обсуждение выльется в общероссийскую дискуссию, а любимая «Российская Охотничья газета» предоставит нам свои страницы для обсуждения.

Может быть, тогда, общими усилиями, мы сумеем вывести охотничье хозяйство страны из затянувшегося кризиса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *