Счастье быть охотником

Это только дилетанту кажется, что лес вечно спит или дремлет и что жизнь в лесу — это замкнутая, неорганизованная дикая стихия. На самом деле лес и дикая жизнь в нем никогда не замирают: днем или ночью, зимой или летом, в жару или в ненастье лес — это настоящее живое государство, реальная страна, вся жизнь которой находится в постоянном движении. И нет в этой стране иных законов, кроме как естественных законов природы, законов
и правил Создателя.

Счастье быть охотником

Фото Unsplash

Все обитатели, жители этой страны — и божья коровка, и муравей, и гусеница, и лось, и белка — все они живут своей жизнью, подчиняясь законам, неподвластным времени.

Только подумать, сколько лет, сколько миллионов лет!

И все живое не взялось просто из ничего: у всех есть предки, у всех есть реальное историческое и физическое прошлое.

И в том далеком прошлом все они жили этими же сегодняшними законами…

Двадцать миллионов лет назад где-то предок болотной черепахи, осторожно выбравшись из грязи и тины, поймал и полакомился огромной неосторожной стрекозой.

А сегодня, где-то в пойме Днепра или Припяти, ее потомок точно так же выполз на сухую кочку и, вытянув шею из жесткого кожаного панциря, с интересом поглядывает на «пляшущую» маленькую стрекозу, пытающуюся отложить свои яйца в теплую болотную воду. На другом конце света стремительный гепард настиг быстроногую антилопу.

Охота! Охота изначально и всегда была в этой природе, в этом мире. Но человеку, кроме умения и знания существа охоты, природа дала еще и необычайную радость бытия: всесторонне развитый ум для познания и анализа сущности окружающего мира. И он осознал, что такое жизнь, он узнал, что есть реальная и ощутимая связь между всем живым в этом мире.

Многое изменилось за миллионы лет разнообразных форм жизни на земле, но сама суть охоты не изменилась. Не ест лев траву, не питается мясом олень, не порхает над цветами шершень, но каждому в этом мире дикой природы хватает своего, ему данного в начале его пути по жизни и во времени.

Только человек-охотник сегодня сильно изменил свое отношение к охоте и к добыче диких зверей и птиц.

Есть, конечно, исторически сложившиеся условия жизни отдельных людей и целых народов, когда охота есть способ их существования. Дикие звери, птицы употребляются ими в пищу, помогают организовать быт и условия жизни, как и установил это когда-то Создатель.

Но для определенной категории людей охота в наше время есть не что иное, как историческое, этически и нравственно оправданное, насыщенное эмоциями духовное и практическое возвращение во времени к своим истокам: к личной свободе и к гармонии с дикой природой. Там, на заре человечества, охота была способом нашего существования.

И от успеха охоты зависело будущее всего рода, а знания о естестве дикой природы были неотъемлемой частью обычной, казалось бы, жизни древнего человека.

Но и спустя тысячи лет зов предков тянет людей к непосредственному, прямому общению с дикой природой. И не столько охота, как собственно добыча дикого животного, влечет охотника в это древнее, волнующее царство, сколько непреодолимое стремление побыть в этом царстве, ощутить себя его частью, увидеть и явно прочувствовать красоту дикой страны, услышать, осязать, ощутить и разгадать птиц, зверей, насекомых, прикоснуться к неповторимым ландшафтам и неописуемой красоте, которую не видит и не очень-то желает, к сожалению, увидеть большая часть человечества. Это и есть счастье — счастье настоящего охотника!

Охотники видят природу глазами восторженного младенца: вековая дубовая роща на берегу быстротечной или величественной реки, скрытое папоротником барсучье поселение на склоне поросшего могучими соснами холма; звенящий природной музыкой, неописуемой словами, лесной ручеек, эмоциональный и красивый брачный танец журавлей или волнующий ток древнейшего глухаря — это видят в первую очередь глаза охотника.

И лишь во вторую очередь сознание принимает решение о добыче (или не добыче) презревшего опасность дикого животного. И только настоящий охотник не может уснуть за неделю до открытия охоты. Тысячу раз не прав тот, кто утверждает или даже думает, что охотник в это время мечтает о добыче.

Ему, охотнику, грезится закат, искры костра, тихая звездная ночь накануне открытия и слышится свист крыльев стайки уток, скрывшейся в густом утреннем тумане, или неотразимая, сладостная музыка гона гончих, нежный посвист пестрых рябчиков.

А если и добудет он утку, зайца или другой заслуженный выдержкой, трудом и знаниями трофей, и несет он их домой с гордостью и радостью, то и не столько ради пропитания, а ради того, чтобы показать добычу близким, дать потрогать, рассказать о своих чувствах охотника и, чего греха таить, услышать, если и не похвалу, то хотя бы понимание и признание своего счастья охотничьего.

И уж совсем напрасно всех охотников некоторые люди ставят в один ряд с браконьерами. Главное отличие этих людей — в их отношении к дикой природе. У одних — это любовь и образ существования неразрывно с дикой природой. У вторых — это корысть, жадность, выгода, жестокость и варварство.

И совсем не одно и то же: тихо бредущий с ружьем на плече по лесу, полю или болоту счастливый человек и крадущийся, сглатывающий слюну, с горящими глазами варвар, жаждущий только крови.

Немногие знают и понимают, что охотники берут у природы только то, что она им разрешает и сама дает им, в то время как браконьеры берут в природе все то, что хотят и что смогут. Это главное их отличие.

Браконьеры — суть антигуманная. Злые и алчные, они нарушают законы природы и законы человеческие. Это браконьеры отрицают сложившуюся хрупкую связь между человечеством и дикой природой.

Не дрогнет у браконьеров рука, рубящая у самого корня зеленые елочки для разведения костра или подстилки, не дрогнет у браконьера рука, устанавливающая весной во время нереста сети по озерам, рекам и разливам.

Это браконьеры убивают не ради охоты, а ради халявы, это не охотники, а варвары заливают на охоте свою совесть спиртным, это они же воруют и снимают с гона чужих собак. Разве есть хоть капля сходства в романтике-охотнике и кровожадном браконьере?

Только охотники, добрые и бескорыстные люди, хранят в своих генах, в своем сердце и в своем сознании любовь ко всему живому, неотъемлемые и интересные знания о дикой природе, и только они способны сострадать и помогать диким существам, отложив, если это надо, на это время свое любимое древнее занятие, охоту.

Жизнь на земле создана для того, чтобы живущие пользовались теми ее проявлениями и формами так, как это и было задумано природой, Создателем этой жизни. Охота — это проявление такой жизни; браконьерство же — это извращение охоты, это извращение сути взаимного существования человека и дикой природы. В охоте — вечность, в охоте — справедливость, в охоте — закон, от Создателя.

Счастье быть охотником

Фото из архива редакции

Для того чтобы это все попытаться почувствовать, понять и принять простому, обычному человеку, неохотнику, надо, чтобы ему повезло и он встретил настоящего охотника и провел бы с ним в лесу, в дикой природе, всего лишь сутки!

Прошелся бы по тихому утреннему, пахнущему мхом, грибами и папоротником лесу, увидел бы, например, дятла, достающего из глубоких убежищ прожорливых вредителей леса или вспорхнувшего из-под ног и притаившегося у ствола ели петушка-рябчика; полюбовался бы семьей косуль, внимательно и настороженно тебя изучающую; ощутил ядреный запах секача из еще кажущейся теплой его лежки; попробовал на вкус нежную полоску стебля аира; разведя костерок, пожарил бы на углях картошку и заварил чаю из собранного по пути чабреца, зверобоя и земляники. И это далеко не сутки! Ведь впереди гон преданных собак и хитрый заяц, на глазах у людей запетлявший свои следы.

Впереди хитрая или свирепая мордашка куницы, которую потревожили в ее убежище — старом дупле в не менее старой осине. И это еще не сутки! Впереди вечерний затихающий, кажется, лес. Но это только кажется так.

Затихают дневные птахи, их место занимают ночные обитатели дикой страны. Шуршит сухой травой неугомонный ежик, бесшумно несколько раз проносится прямо над головой невидимый и никому не ведомый козодой. Где-то грозно рявкнул самец косули, закопошились, ворчливо скрипя, лесные дрозды, ухнул филин.

Звездное небо прочеркивают стаи уток, на озере плещется бобр, у берега тихо шуршат камышами ондатры. И это ведь еще не сутки! Впереди полная жизни ночная стихия дикой природы; шуршат ветки, трещат сучья, колышутся листья — лес полон таинственных и оттого чарующих звуков жизни его обитателей.

И лишь с рассветом на коротенький миг эта ночная жизнь затихает, чтобы передать эстафету дикой жизни пробуждающимся обитателям этого дикого древнего царства.

Эти впечатления всего лишь от одних суток, проведенных с настоящим охотником и настоящим ружьем в дикой природе, навсегда уничтожат скептицизим и осуждение в отношении охоты и охотников. Но большинство людей в нашей жизни ничего не знают о настоящей охоте, так же, как и о смысле жизни охотников, об их взглядах, стереотипах, не говоря об их проблемах.

Впрочем, как и не знают ничего о самой дикой живой природе. Поэтому и возникает иногда не оправданное ничем сравнивание охотников с браконьерами, а егерей, лесников — с «лесными бродягами».

А ведь это люди, живущие в неразрывной связи и даже сотрудничестве с дикой природой, в этой же природе они и растворились, слились с ней; они незаметны, не привередливы и не честолюбивы.

Большинство из них смело стоит на страже принципов честности и равноправия в дикой природе и справедливо разделяют мир людей и мир диких животных, порой ставя на кон свою личную безопасность.

Охотники, получив в дар от природы знания ее секретов и тайн, как правило, остаются верными ей до конца своих дней. Как и верными общечеловеческим принципам и ценностям: быть честным, не искать корысти в открывшихся тайнах, помочь людям понять, принять и сохранить неповторимую красоту дикой природы, одновременно сохранив и приукрасив древние традиции человечества и морально-эстетическое удовлетворение современных охотников и членов их семей в охоте.

Для настоящего охотника в охоте — страсть, в охоте — любовь, в охоте — целая жизнь. Страсть в отношениях с естественным, страсть быть вольным и свободным, сильным и смелым, честным и открытым; в охоте преданность и любовь ко всему первозданному.

Это любовь и страсть настоящего охотника, полученная и пронесенная генами в теле человека от его первобытного естества до наших дней. Может, с тех самых времен древней болотной черепахи и до настоящего времени.

И в целом суть отношений настоящих охотников с дикой природой остается всегда неизменной: они не убивают, а берут с благодарностью и благоговением у природы то, что она им сама позволяет взять за их искреннюю преданность и любовь к ней.

Истинные охотники умышленно слегка отклоняются от точного биологического восприятия жизни диких зверей и птиц в природе и в целом признают, что суть их естества остается извечной: дикие звери не знают в своем существовании подлости, предательства, корысти, зависти и обмана.

Не потому, что они звери, а потому что их душа не знает греха. И этот принцип взаимного существования и взаимных отношений дикой природы и человека, заложенный в нее изначально Создателем, следует знать и помнить всем нам, простым, обычным людям, определяя охоту как неотъемлемую, незаменимую и естественную часть этой самой природы…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *