Снежная коза для Амон-Амона

Нет, не зря его друзья называют Амон-Амон. Какое упорство, сила и неистощимая энергия!.. Все это пронеслось у меня в голове, пока я в бинокль наблюдал, как после выстрела обрушился на землю огромный рогатый монстр — канадский лось.

Снежная коза для Амон-Амона

Фото автора.

А началось все со звонка моего старого клиента, которого друзья в шутку прозвали Амон-Амон в честь самого большого барана — алтайского аргали (Ovis amon amon).

— Эрих, ты можешь организовать мне охоту в Канаде? — спросил он. 

— Никогда там не охотился и мечтаю добыть снежную козу и лося. Они вызывают у меня легкий озноб, когда я думаю о них.

Не могу понять, как эти абсолютно белые козы смогли дожить до наших дней, их же заметно с расстояния пять километров. И, конечно, я мечтаю о самом большом на свете лосе. Помоги мне исполнить мечту.

Снежная коза для Амон-Амона

Необычное животное. Американцы называют его King of the Moutains. Фото автора.

Сказано — сделано. Через какое-то время у меня был готов план поездки в Канаду, в Британскую Колумбию, настоящую Мекку охоты, где к северу от Юкона обитает множество мистических снежных коз и западный канадский лось. Из-за пандемии страна была долго закрыта и все забронированные охоты были перенесены на неопределенный период.

Все это привело к тому, что любая новая охота автоматом попадала в лист ожидания и клиенты вынуждены были ждать пару лет. Но у меня в Канаде очень хорошие контакты, и довольно скоро я смог предложить клиенту план поездки на грядущий сентябрь. Необходимо лишь соблюсти два условия: полная вакцинация от ковида и заполнение формы АrriveCan по прибытии в Канаду.

Плохо, что клиент не мог путешествовать без персонального кинооператора Клауса и без автора этих строк — друга, компаньона и гаранта того, что все его пожелания учтены в этой поездке. Любой, кто охотился в Скалистых горах, подтвердит, как трудно сделать хорошую охоту  для целого обоза из сопровождающих людей и как неохотно владельцы угодий идут на это. Но, как говорится, нет ничего невозможного, и через три недели план поездки был готов.

Маршрут был такой: Франкфурт — Ванкувер, граница, паспорта, таможня, затем местной авиакомпанией до столицы провинции Юкона Вайтхорс (Whitehorse), ночевка, и на маленьком чартерном самолете в район озера Скууп (Scoop lake) в Британской Колумбии, откуда на гидросамолете нас должны забросить в охотничий лагерь.

Горящие глаза Амон-Амона говорили, что он доволен предложенным планом, а слова «Я именно так себе это и представлял, молодец, спасибо» были вдвойне приятны. Итак, билеты заказаны, отели забронированы, оставалось дождаться сентября.

Снежная коза для Амон-Амона

Трофей канадского лося и наша команда. Даже поверженный, он выглядит огромным. Фото автора.

Даты поездки приходились на первые две недели месяца. Из опыта я знал, какая обычно в горах погода в это время. Как известно, погода — это существенный фактор, позволяющий клиенту упаковать в дорожные сумки только то, что необходимо в горах. Вес багажа на местных авиалиниях и на гидросамолете не должен превышать 35 килограммов на человека, поэтому приходилось очень тщательно подходить к сбору снаряжения.

Все тяжелое, громоздкое и негабаритное оставалось в гостинице в Вайтхорсе, с собой в первую очередь нужно брать непромокаемую одежду и обувь, потому как будет идти дождь, дождь и дождь; затем необходим теплый спальник, поскольку мы летели далеко на север и нам, быть может, придется ночевать в палатке в горах, и запасной комплект одежды, обуви и т.д. В общем, хорошо, что ручная кладь и оружие шли сверх нормы.

Близился день вылета, мы постоянно были на связи с Амон-Амоном, Клаусом и моим канадским партнером, согласовывая последние детали снаряжения. Наконец, уставшие от ожидания и сборов, мы встретились в аэропорту Франкфурта. Весь багаж пробронирован до столицы Юкона, и лишь два карабина Амон-Амона проходили таможенное оформление в Ванкувере.

Мой друг взял с собой в поездку два карабина: 7 мм «Блазер» в карбоне и короткоствольный карабин от компании Johann Fanzoj из Ферлаха в калибре .338 Lapua Magnum. Таможенники и полицейские были приветливы, все бумаги в порядке, и вскоре мы вылетели в Вайтхорс. Здесь уместно упомянуть, что в Канаде запрещено использование на охоте глушителей и тепловизоров, будь то прицел или монокуляр.

Оружие сдали в багаж и полетели в Вайтхорс. Сегодня бывшая столица золотоискателей — это 25 тысяч населения и толпы туристов, в основном в летнее время, поэтому нелишне заранее забронировать гостиницу, если, вы, конечно, посещаете городок не в глухозимье.

Переночевав в уютной гостинице, мы оставили весь лишний багаж на хранение, извлекли оружие из огромных жестких чехлов и переложили его в мягкие, затем чартерным рейсом Cessna Caravan доставила нас на озеро Скууп. Двухчасовой перелет показался совсем коротким, под нами «проплывали» такие красоты — глаз не оторвать.

Снежная коза для Амон-Амона

Разжечь костер в дождь, когда все пропитано влагой, непросто. Фото автора.

Изумрудные блюдца озер в обрамлении темно-зеленых гор и сопок, извивающиеся ленты рек и ручьев. Мой друг Дарвин и его команда ожидали нас в базовом лагере на озере. Теплый прием, знакомство с членами охотничьей команды, завтрак и отправка багажа на маленьком поплавочном Бивере в лагерь на озере Муди (Moodie lake) — все шло по плану.

Бивер — это маленький самолет, рассчитанный на одного-двух пассажиров, поэтому нам потребовалось как минимум два рейса, чтобы заброситься в лагерь, где нас встретили Райли — наш самый главный гид и проводник, его помощник Имад — второй проводник, и Крис, человек, отвечающий за лошадей.

Лагерь — это небольшая хижина на берегу озера, окруженная горами, которые отражались, как в зеркале, в спокойной воде. Красота неописуемая! В хижине все предельно просто и уютно: кровати для отдыха, дровяная печка и стол. Поскольку в день прилета действовал запрет на охоту в течение минимум восьми часов, мы устроились за столом, чтобы, не торопясь, обсудить предстоящую охоту.

На следующее утро нам дано было убедиться, как быстро может меняться погода в северо-восточной части Скалистых гор. От тепла и солнца предыдущего дня не осталось и следа, тяжелые, набухшие влагой облака и дождь, дождь… Но хуже дождя низкая облачность, пеленой закрывающая горы. Однако дополнительные часы отдыха давали нам шанс быстрее привыкнуть к восьмичасовой разнице во времени с домом.

Снежная коза для Амон-Амона

В этой горной тундре мы и нашли нашего лося. Фото автора.

После обеда дождь стих, а ветерок разогнал облака. Мы взялись подогнать конскую сбрую под себя. Нам предстояло проводить в седле по шесть – восемь часов в течение следующих дней, поэтому правильная подгонка стремян и удобное седло ценились на вес золота. Местные лошади гораздо крупнее и сильнее, чем те, к которым мы привыкли в Центральной и Восточной Азии.

Дарвин привел в лагерь дюжину лошадей, чтобы мы могли менять их каждый день, дав им достаточно времени для отдыха. Сами же собирались работать без перерыва на отдых. В горах трудно и людям и животным, но лошадей принято беречь.

Третий день пребывания в лагере стал нашим первым днем охоты. Мы собрались в так называемую тестовую поездку на пик Инспектора к северу от лагеря. Нам нужно было время, чтобы привыкнуть к лошадям, седлам, горам.

Выезд планировался после восхода солнца, поэтому мы не спешили. К тому времени, как мы закончили завтракать, Крис оседлал лошадей. Тропа повела нас сквозь мокрый лес, поэтому, чтобы остаться сухими, мы надели плащи. Два часа верхом — и мы были на уровне верхней кромки леса.

Скалистые участки поросли невысокой травой, столь любимой снежными козами. Открытый ландшафт дает козам шанс заранее обнаружить их главного врага — медведя гризли, поэтому мы понимали, что подобраться к животным на выстрел будет совсем непросто.

Пять биноклей начали обшаривать склоны горы, лежащей перед нами; через несколько часов мы поменяли место наблюдения и продолжили поиски коз, но, увы, в зеленых кустарниках кормилась лишь одна молодая коза с козленком. Ну ничего! Хотя бы первых животных увидели.

Снежная коза для Амон-Амона

Охота в горах это:79 % — любование горами в бинокль;20 % — работа вьючной лошадью; 1 % — добыча животного(из местного юмора). Фото автора.

Новое утро принесло новые надежды. Райли решил, что нам неплохо бы обследовать район Козьего ручья. Название говорило само за себя, единственное, что настораживало, — это четыре часа езды до места верхом. Интересно, кто из нас после столь длительного пребывания в седле сможет ходить? На самом деле все оказалось не так страшно, как представлялось.

Два часа мы пробирались по лесным тропам до зоны гольцов, потом еще час до первой остановки, и уже с этого места мы увидели первых коз. Правда, очень далеко, да и местность не позволяла нам подойти к животным на выстрел. А вообще это было фантастическое зрелище — белые-белые козы на горных склонах.

Мы было расстроились, но нас быстро успокоили, пообещав охоту в другом месте, там, где горы будут более легкие для подъема. Воодушевленные, забыв о ноющих коленях и набитых задницах, мы сели на лошадей и продолжили движение.

И примерно через час достигли входа в узкую долину. Высота над уровнем моря около 1200 метров, самая высокая вершина в конце каньона вздымалась еще на 1200 метров. Ширина каньона составляла не более пятиметров. Триста метров крутых склонов покрыты растительностью, а дальше шли открытые россыпи и скальники, любимые козами.

Опытным глазом Райли обнаружил двух самцов и сообщил об этом нам. Одного его взгляда в зрительную трубу было достаточно, чтобы сказать: «Парни, один рогач очень хорош!» Козы еще не подозревали о нашем присутствии и спокойно паслись.

Несмотря на сложный ландшафт, Райли предложил нам подойти к животным поближе. Но, думал я, выйдя из зоны деревьев, мы окажемся на открытом месте, и снежные козы моментально нас срисуют. Однако мой клиент не сомневался в том, что надо было делать. «Я готов стрелять отсюда», — сказал он и указал на место в камнях.

Снежная коза для Амон-Амона

Где-то там далеко нас ждут снежные козы, бараны и лоси. Фото автора.

Расстояние до цели — 768 метров, угол цели — 28°, слабый боковой ветер слева — 2–3 м/сек, сама цель — левый козел. Оставалось самое главное — определить вынос точки прицеливания. Любой другой охотник в такой ситуации измучил бы себя и нас вопросом, стрелять или нет, но не Амон-Амон. Привыкший к стрельбе на предельных дистанциях, он ни секунды не сомневался в том, что делать.

Он твердо знал, что его Fanzoj в калибре .338 Lapua Magnum способен на дальний выстрел. Клаус приготовился к съемке, а я краем глаза наблюдал, как Райли нервно покусывает губу. Видно, он еще не сталкивался с решительными охотниками, и не верил в удачу. Я же хоть и прекрасно знал, на что способен Амон-Амон, но тоже слегка волновался. Предстоящий выстрел и для меня был небольшой встряской.

Когда он прозвучал, мы в бинокли увидели, как вздрогнуло животное и упало на камни. Точно в сердце! То, что для некоторых недостижимо на дистанциях 100 метров, возможно и легко для моего друга на расстоянии почти в семь раз больше. Фантастика! Для наших сопровождающих это вообще походило на мистику, они просили Клауса показать момент выстрела в замедленном темпе и восторгались им, его точностью и энергией пули 2800 Дж.

Почти час потребовалось нам, чтобы добраться до добытого животного. Несколько фотографий на память, снятие шкуры, упаковка мяса, и мы начали спуск к лошадям. Нам удалось до темноты преодолеть самую сложную часть пути, и уже в темноте, полностью положившись на лошадей, мы двинулись в лагерь. И лошадиный автопилот нас не подвел, через несколько часов мы были на месте.

Туман, дождевая морось, накрывшие горы, позволили нам отдохнуть в лагере весь следующий день. Каждый занялся своим делом: Амон-Амон чистил карабины, Клаус заряжал камеру, и даже у меня были неотложные дела (надо же кому-то вести дневник охоты!).

Снежная коза для Амон-Амона

Стрельба в горах требует особой подготовки охотника и соответствующего оружия. Фото автора.

Шестое утро началось так же, как днем ранее. Облачность сохранялась, но хотя бы не было дождя, а к полудню лучи солнца совсем пробили тучи. На этот раз, оседлав лошадей, мы отправились к северной оконечности озера Бореал. Это лишь час езды от нашей хижины, что, по местным меркам, совсем недалеко. В наших планах числилось найти западного канадского лося или вапити, как здесь называют марала. Сезон охоты на них уже открылся.

Райли объяснил нам, что это не характерная область обитания для вапити, но шанс увидеть и добыть оленя все же есть, хотя и гораздо меньше, чем лося.

Он вывел нас на вершину небольшой сопки рядом с озером, с которой открылся величественный вид на кочковатую, местами заболоченную равнину с блюдцами небольших озер. Оглядев в бинокли округу и не найдя зверей, Райли несколько раз попробовал подманить лося. Безрезультатно. Лишь бобры, утки да серые канадские белки, ссорящиеся в ветвях сосен, разнообразили картину.

Седьмой день, как и обещали нам наши хозяева, был очень насыщенным. Нам предстоял четырехчасовой переход верхом в район Чертовой дыры к западным склонам пика Инспектора. Для лошадей это был ужасно тяжелый

путь. Часть его мы прошли верхом, а несколько километров преодолели пешком с лошадьми в поводу. Все трудности компенсировал вид на участок ровной горной тундры, которая расстилалась перед нами выше уровня леса.

С другой стороны тундра ограничивалась соседним хребтом, на котором в бинокль мы могли видеть самок баранов с молодняком, а в сотне метров от них группу каменных баранов — в основном самок и парочку молодых самцов. Охота на баранов считается одной из самых тяжелых.

Снежная коза для Амон-Амона

Фото автора.

Увидеть их на склоне не так-то просто, поскольку они совершенно сливаются цветом шкуры с каменистыми или травянистыми склонами гор. Легче всего их обнаружить, когда они стоят к вам задом, благодаря белым пятнам на их крупах. Дополнительные трудности при охоте на полорогих создают неорганизованные охотники-резиденты, которые по закону Британской Колумбии могут охотиться в любой части провинции, даже в угодьях, где проводятся охоты для иностранных граждан, но при условии, что у них на руках лицензия на барана.

Такая практика привносит дополнительный пресс на популяции диких животных и затрудняет проведение туров организаторам охот.

Мы наблюдали за баранами, когда Райли, выдвинувшийся на несколько десятков метров вперед, знаками показал, что видит лося. Его довольная улыбка говорила, что бык хорош. Легальным считается добыча рогача, если у него есть не менее трех отростков.

В день рога вырастают до двух с половиной сантиметров, это самая быстрорастущая кость, известная науке. Райли предложил нам осторожно занять место рядом с собой. Если бы не белый цвет освободившихся от вельвета рогов, заметить лежащего зверя на рыжевато-серой с красноватыми и багряными пятнами растительности было бы нереально.

Расстояние по дальномеру составляло 510 метров, а угол цели вниз около 5–7°. Амон-Амон решил стрелять с этого места. Никто не сказал ему нет, зная, как искусен он в стрельбе на большие расстояния

Снежная коза для Амон-Амона

Фото автора.

Ветер около 3 м/сек дул точно на нас. Правда, в бинокль мы видели, что ветер около зверя дул в противоположную сторону по сравнению с местом, откуда мы наблюдали за рогачом. Опыт подсказал клиенту внести поправку на ветер, и после этого он был готов к выстрелу. Райли издал стон, и, хотя дистанция была около 500 метров и ветер дул от зверя, лось поднял голову, а затем встал.

Какая же великолепная корона венчала его голову! Даже с такого большого расстояния было видно, как она огромна. Лось готовился сделать первый шаг, когда прозвучал выстрел. В бинокли мы видели, как пуля выбила шерсть на лопатке животного, как он сделал три шага вперед и, замедляясь, два шага назад, как, наконец, упал на землю.

Никто не сказал ни слова, не сделал ни одного движения, все стояли в восхищении и, казалось, ожидали, что колосс вот-вот встанет с земли, но этого не произошло. Он был повержен. Прошло несколько секунд, и Клаус произнес: «Это Амон-Амон, каким мы его знаем».

По европейской традиции мы вложили быку веточку в рот, сделали фото, потратили несколько часов на снятие шкуры и разделку туши, которую на следующий день вывезли на трех лошадях в лагерь. С собой захватили вырезку, потому как всегда найдется время для того, чтобы приготовить роскошные стейки из только что добытого лося.

Такой замечательный день подошел к концу, как и вся наша поездка, которую можно назвать лучшей из лучших, даже несмотря на то, что пресс охоты на животных со стороны охотников-резидентов растет от года к году и это создает определенные трудности для организованных охотников. Но, думаю, правительство должно как-то решить эту проблему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *