full screen background image

Закон об охоте переписать нельзя править: где поставить запятую

30

Мыслящая часть охотоведов однозначно выступает за написание нового охотничьего закона.

Закон об охоте переписать нельзя править: где поставить запятую

Фото Валерия Малеева.

Даже умудренный опытом биолог-охотовед А.Н. Дурандин, всегда начинающий с мягких, постепенных преобразований, и тот делает вывод: все-таки переписать (РОГ № 20, 2018 г.).

Такое положение однозначно говорит о том, что положенная в основу Закона «Об охоте…» деятельность в сфере охотничьего хозяйства без правового оборота охотничьих ресурсов оказалась для нашей страны совершенно ошибочной и чрезмерно вредоносной.

Был ликвидирован институт юридических охотпользователей, фактически ликвидирован госорган управления отраслью, а сама отрасль оказалась на грани полного развала.

Охотоведов и прогрессивную охотничью общественность складывающаяся ситуация не устраивает, и они пытаются ее исправить созданием нового закона.

Деятельность в сфере охотничьего хозяйства без правового оборота охотресурсов в мировой практике имеет два варианта, европейский и североамериканский.

Европейский — когда за охотхозяйствами закрепляются охотугодья, но сам охотничий ресурс в пользование не передается. Охотхозяйства есть, но они не являются охотпользователями.

Североамериканский вариант — когда за юрлицами не закрепляются охотугодья и им не передается в пользование охотничий ресурс. Все охотугодья — незакрепленный госфонд. Охотхозяйств нет, но есть аутфиттеры (охотоператоры), которые, не являясь охотпользователями и не имея закрепленных охотугодий, оказывают охотникам сервисные услуги.

Наш Закон «Об охоте…» № 209-ФЗ с охотхозяйственными соглашениями (ст. 27 № 209-ФЗ) — в чистом виде европейский вариант. За охотхозяйством закрепляются охотугодья, но сам охотресурс в пользование не передается.

Чего нам ждать от европейского варианта, на это А.Н. Дурандин дал исчерпывающий ответ (РОГ № 20, 2018 г.), цитирую.

«Европейская плотность дичи в большинстве стран достигнута за счет того, что есть очень много угодий с низким прессом охоты. Владельцы угодий, в основном, охотятся на диких копытных животных.

В угодьях много мелкой птицы и зверя, но на них сами владельцы охотятся мало. Но и других не пускают. Охотники из этих стран на охоту ездят далеко за пределы своей родины».

Деятельность в сфере охотничьего хозяйства в ее европейском или североамериканском варианте нам не нужна, ибо чрезвычайно разрушительна и вредоносна.

Порядок пользования чем-либо всегда наводится или через имущество, или через деньги. Для этого нужен правовой оборот охотничьих ресурсов с четко обозначенными инструментами и механизмами ведения охотхозяйства, базирующийся на передаче охотресурсов охотхозяйствам в доверительное управление и пользование.

Однако такого закона в ближайшие 20 лет не появится точно, и тому есть причины. Первая. Охотдепартамент, как орган управления и контроля охотничьим хозяйством, упразднен и вскоре окончательно будет «растворен» в лесном ведомстве.

Отдать команду сверху и продвигать вопрос о разработке и принятии нового закона по ведению охотничьего хозяйства на основе предоставления в пользование охотресурса охотхозяйствам просто некому.

Цитирую Л.А. Сонина (РОГ № 51, 2016 г.), знающего проблему изнутри: «Мы прекрасно знаем все наши проблемы. Главное, почему мы не можем их решить, это отсутствие политической воли в нашем государстве и отсутствие государственного руководства в этом направлении. Нет команды сверху, вот по этой причине и топчемся на месте».

Есть и вторая и третья причины, почему принятие нового закона не следует скоро ждать, но на них останавливаться не буду.

Моя цель подвигнуть всех охотоведов к осмыслению того конкретного набора механизмов и мер, которые могли бы привести к правовому обороту охотничьих ресурсов и наделению охотхозяйств правомочиями по ведению охотхозяйства, не дожидаясь нового закона и используя только то, что есть в № 209-ФЗ.

Механизм предоставления охотничьих ресурсов в правовой оборот в Законе «Об охоте …» есть в отсылочной норме.

Вот конкретную схему, как прийти к заключению договора о передаче в доверительное управление и пользование либо в концессию охотхозяйственных популяций, предлагаю осмыслить и обсудить.

В ст. 4.2 (см. № 209-ФЗ) указано, цитирую: «Имущественные отношения, связанные с оборотом охотничьих ресурсов и продукцией охоты, регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом».

Закон об охоте переписать нельзя править: где поставить запятую

Фото Антона Журавкова

Как видим, в основе предоставления в пользование охотресурса лежит Гражданский кодекс (гражданское законодательство), за исключением — «если иное» не предусмотрено № 209-ФЗ.
Правовой оборот — это передача в юридическое пользование.

Охотпользователи, как известно, бывают двух видов. Физические лица — охотники. И юридические лица — охотхозяйства.

В Законе «Об охоте…» механизм предоставления охотресурса в пользование де-юре обозначен только для охотников (ст. 8, № 209-ФЗ). Это оформление разрешения на добычу (охотничьей лицензии).

Для юрлиц механизм предоставления охотпользования присутствует только в ст. 4.2 в отсылочной норме к Гражданскому кодексу Охотхозяйственные соглашения (ст. 27 № 209-ФЗ), не являются для охотхозяйств механизмом предоставления охотресурса в пользование.

Во-первых. Охотхозяйственное соглашение предоставляет только право на добычу. Но право пользования не является механизмом предоставления самого ресурса в пользование.

Пример по аналогии: водительское удостоверение — документ, предоставляющий право на управление автомобилем, но оно не является документом, предоставляющим в пользование сам автомобиль.

Во-вторых. Нельзя предоставлять в пользование охотресурс в виде закрепления охотугодий. Они не являются его составной частью и к нему не относятся.

В определении охотничьих ресурсов нет никаких тундровых, лесных, степных и иных охотугодий (см. ст. 11 № 209-ФЗ). Только исключительно одни виды животного мира млекопитающих и птиц.

В-третьих. Для охотхозяйства механизм предоставления права добычи реализуется через заполнение бланков разрешений на добычу (охотничьих лицензий) и выдачу их охотникам (см. ст. 31. 2. 209-ФЗ) в пределах установленных лимитов и квот (ст. 24 № 209-ФЗ), в границах закрепленных охотничьих угодий (ст. 31. 1.1).а) № 209-ФЗ ).

При этом охотугодья вообще не место для охоты, а территории, в границах которых допускается осуществление видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства (ст. 1.15), т.е. это зона действия реализованных охотникам госразрешений (охотничьих лицензий) и зона ответственности предоставления сервисных услуг. Никакой передачи охотресурса в пользование нет и в помине.

За получение права торговли госразрешениями в обозначенной зоне налагается сбор в территориальном исчислении на 49 лет вперед (ст. 71.5 № 209-ФЗ).

Возможно, для кого-то охотоператоры (аутфиттеры), распространяющие охотникам госразрешения на добычу, являются охотпользователями, но в моем понимании это «тень на плетень». Охотпользователи по понятиям, а не по закону.

Ясно, что, не являясь де-юре охотпользователями, охотхозяйства лишены всяких правомочий в части управления, распоряжения и регламентации в вопросах пользования, но чрезмерно обременены властно-административными отношениями и наличием всевозможного чрезмерно избыточного контроля и надзора.

Для юрлиц механизм предоставления охотпользования в Законе «Об охоте …» присутствует в отсылочной норме к Гражданскому кодексу, который в этом плане предлагает 4 варианта:

а) акт купли продажи

б) договор аренды

в) договор доверительного управления и пользования

г) концессионное соглашение

При государственной собственности вида общенародное достояние акт купли продажи невозможен, а аренда настолько сложна и запутана, что с ней лучше не связываться.

Отсюда из 4-х вариантов остаются только 2: а) договор доверительного управления и пользования, б) концессионное соглашение.

Природный ресурс юрлицу предоставляется в пользование не в общем и целом, а в виде конкретной части целевой имущественной группы. Для недропользователей это месторождение, для земледельцев — поле, для охотпользователей — охотхозяйственная популяция.

Именно по отношению к целевым группам любого ресурса проводится государственный учет, госрегистрация и осуществляется юридическое оформление передачи в пользование. Начинать юридическое оформление нужно с госрегистрации.

Закон «Об охоте…» в ст. 2 в основу правового регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов (ст. 2.1) закладывает три принципа: а) обеспечение устойчивого существования (обитания), б) обеспечение устойчивого пользования, в) сохранение биологического разнообразия.

Сохранение биологического разнообразия означает, что в правовой оборот передаются все виды (см. ст. 11 № 209-ФЗ, а не только желаемые.

При регистрации в охотхозяйственном реестре (ст. 37) критерии устойчивого обитания и пользования должны быть названы не нормативами, а нормами. Нормативы — это компетенция федеральных органов (ст. 37.4), которые постепенно упраздняются, а нормы — компетенция региона (ст. 37.5).

С правовой точки зрения вышеназванные критерии (нормы) представляют собой цифровые значения бонитировочной шкалы.

Охотустройством в конкретном охотничьем хозяйстве для видов охотресурсов определяется емкость среды обитания (охотугодий) и определяется бонитет. Каждому бонитету соответствует минимальная и максимальная численность. Это и есть нормы устойчивого обитания.

У каждого бонитета свои проценты изъятия — нормы устойчивого пользования. Бонитировка и охотустройство не являются какой-либо диковинкой для отраслевой науки.

Критерии (нормы) устойчивого пользования в виде голов и штук, внесенные в охотхозяйственный реестр, помноженные на ставки Налогового кодекса (ст. 333.3), являются для конкретного охотхозяйства базой сборов за пользование охотресурсом в региональный бюджет.

Бюджет региональный, охотхозяйственный реестр ведется (ст. 37.6) регионом, нормы — компетенция региона (37.5) отсюда вопрос регистрации норм в реестре и определения общей суммы сбора за пользование целиком в компетенции региона.

Регистрация численности и норм устойчивого обитания и устойчивого пользования (добычи) охотхозяйственной популяции, обитающей в границах охотхозяйства, в региональном реестре (ст. 37) является юридическим наличием охотресурса, и это дает возможность заключить с правительством региона договор доверительного управления и пользования либо концессионное соглашение.

При доверительном управлении и пользовании критерии (нормы) устойчивого существования (обитания) и устойчивого пользования, внесенные в региональный реестр, являются конкретными, юридически обозначенными обременительными условиями.

Причем для конкретной охотхозяйственной популяции вида охотничьего ресурса (ст. 11 № 209-ФЗ), обитающей в границах конкретного охотхозяйства, они в равной степени приемлемы как для предоставления в доверительное управление и пользование, так и для осуществления контроля и надзора за соблюдением охотпользователем данных норм.

При концессионном соглашении ресурс в пользование не предоставляется, но предоставляются права по ведению охотхозяйства, где нормы устойчивого существования (обитания) и устойчивого пользования, внесенные в региональный реестр, также являются юридически обозначенными условиями обременения.

В практическом плане конкретным механизмом соблюдения зарегистрированных норм устойчивого обитания и устойчивого пользования при организации охоты являются регламентационные разрешения, говоря проще, охотничьи путевки, выдаваемые охотпользователем.

Хочу спросить у охотоведов, желающих заниматься не деятельностью в сфере охотничьего хозяйства, а ведением охотничьего хозяйства. Друзья, стоит ли стучаться в открытую дверь?

Механизм предоставления охотресурса в пользование в № 209-ФЗ прописан и присутствует в отсылочной норме к ГК РФ в ст. 4.2 №209-ФЗ. Подумайте, не пора ли в правительство региона подать две заявки?

Первая. В соответствии со статьями 2.1., 37,5., 37.6 Закона «Об охоте…» зарегистрировать в региональном охотхозяйственном реестре численность и нормы устойчивого обитания и устойчивого пользования охотхозяйственных популяций видов, естественно обитающих в охотхозяйствах.

Такая регистрация — это госрегистрация и означает юридическое наличие и позволяет начать юридическое оформление охотпользования.

Также следует зарегистрировать общий на хозяйство размер сбора за пользование в соответствии с зарегистрированными в охотреестре нормами устойчивого пользования и ставками сбора статьи 333.3 НК РФ, что дает возможность оплачивать всю сумму сбора одной платежкой.

Вторая заявка, в соответствии со ст. 4.2 и ГК РФ, на заключение договора о передаче в доверительное управление и пользование охотхозяйственных популяций всех видов, обитающих в границах охотхозяйства и имеющих госрегистрацию в охотхозяйственном реестре.

Практически все полномочия переданы в регионы, а сам федеральный орган управления и контроля находится на стадии поэтапного упразднения. Уже сейчас от былого величия Главохоты и Охотдепартамента осталось что-то в роде подгруппы в группе подотдела, а в недалеком будущем и этого не будет. Как говорится, чего можно ждать в такой ситуации?

Статья 29.2 создает некое препятствие охотпользователям для отказа от оформления охотникам разрешений на добычу и к переходу к охоте по путевкам, включая лосей, медведей и т.п. Но оно устранимо.

Можно оформить на охотхозяйство одно разрешение на добычу (ст. ст. 29.1, 4.2) с приложениями норм устойчивого пользования (ст. 2.1) для всех видов, зарегистрированных в охотхозяйственном реестре (ст. 37) и на весь период действия договора.

В этом случае оформлять охотникам разрешения на добычу не нужно и можно переходить к охоте по путевкам.

Дорогу осилит идущий.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *